Интервью Михаила Зацепина газете «Ведомости». Создаем из янтаря модный бренд

Единственное в мире предприятие, ведущее промышленную добычу янтаря, переходит в ведение «Ростеха». Янтарь должен стать символом России и одним из источников благосостояния региона и всей страны
          Калининградский янтарный комбинат начинает новую жизнь. С распадом Советского Союза единственное в мире предприятие, ведущее промышленную добычу янтаря, — по сути, монополист — невероятным образом оказалось в упадке. Спрос на солнечный камень никуда не исчез, но московские начальники оказались далеко — ФГУП «Калининградский янтарный комбинат» (КЯК) был приписан к Министерству финансов РФ, — и в этих условиях сливки с продажи янтаря начали снимать другие. Как говорили в годы золотой лихорадки в США, «повезло не тому, кто нашел золотую жилу, а тому, кто нашел того, кто нашел золотую жилу». Крупнейшим продавцом янтаря КЯКа стала компания «Амбер плюс», созданная местным жителем Виктором Богданом. Депутат Калининградской областной думы Игорь Рудников указывал, что, например, в 2010 г. из 350 т янтаря, легально вывезенного в Литву, 273 т отгрузил «Амбер плюс», а янтарный комбинат самостоятельно вывез лишь 72 т.
          Как следствие, в последние годы КЯК балансировал на грани рентабельности: при добыче янтаря более чем в 300 т чистый убыток предприятия в 2010 г. составил 66,8 млн руб., в 2011 г. получена прибыль в размере 204,8 млн руб., а 2012 г. — прибыль в размере 1,4 млн. А входящее в структуру КЯКа перерабатывающее предприятие АО «Янтарный ювелирпром» и вовсе оказалось убыточным: в 2010-2012 гг. чистый убыток АО составлял соответственно 41,9 млн, 12,62 млн и 0,18 млн руб. В советское время на янтарном комбинате работало 2500 человек — предприятие было градообразующим для поселка Янтарный, но к началу 10-х гг. XXI в. на КЯКе осталось менее 500 работников.
          Летом 2013 г. правительство приняло решение о передаче янтарного комбината «Ростеху» (КЯК должен будет пройти акционирование), возглавил предприятие выходец из системы КГБ Михаил Зацепин. Оптимизировав продажи и остановив хищение янтаря, новое руководство смогло вернуть предприятие к прибыльности: по итогам 2013 г. чистая прибыль КЯКа составила 42,8 млн руб. при выручке 868,6 млн руб. Разница между отпускной ценой янтаря-сырца и рыночной достигает нескольких раз (Китай способен поглотить все объемы добываемого в Калининграде янтаря), но продажа переработанного янтаря еще прибыльнее, хотя и более трудоемка. Новое руководство комбината полностью остановило продажи янтаря-сырца за границу, а российским переработчикам, желающим закупать янтарь у производителя, поставило условие: не ломайте рынок, если хотите продавать янтарь за границу — то хотя бы обработанный до полуфабриката.
          После превращения комбината в АО на предприятие должны прийти инвестиции «Ростеха», а с ними полное техническое перевооружение добычи и переработки; Калининградский комбинат собирается составить конкуренцию польским и литовским производителям изделий из янтаря. Первые шаги на этом пути уже сделаны: запущена мобильная промышленная установка по добыче янтаря, открываются новые собственные магазины под маркой «Янтарный ювелирпром»… О том, что будет дальше, Михаил Зацепин рассказал «Ведомостям».
          — Вы возглавили комбинат летом 2013 г. Что с тех пор изменилось на предприятии?
          — Летом 2013 г. поменялся не только менеджмент, но и собственник предприятия: комбинат из ведения Министерства финансов РФ перешел под крыло госкорпорации «Ростех». Процесс акционирования комбината должен завершиться, по оптимистичным оценкам, в конце года или в крайнем случае в I квартале 2015 г., и мы окончательно войдем в состав «Ростеха» — в АО войдут не только Янтарный комбинат, но и наше обособленное предприятие, Малышевский рудник.
           За прошедшие полтора года удалось сделать достаточно много. Мы начали с технического перевооружения — ведь на комбинате работает оборудование, оставшееся еще с советских времен. А учитывая, что наш комбинат единственный в мире, который ведет промышленную добычу янтаря, то и оборудование нам приходится разрабатывать самим. Нами была сконструирована новая промышленная установка по добыче янтаря — она сейчас работает на Пальмникенском месторождении в режиме опытно-конструкторской эксплуатации, думаю, что с начала года она уже выйдет на проектную мощность. Старую технику тоже поддерживаем в рабочем состоянии: один из шагающих экскаваторов, который 10 лет бездействовал, скоро сделает свой первый шаг.
          Была изменена политика продаж. За постсоветские годы янтарными столицами стали Гданьск и Вильнюс. Это произошло потому, что калининградские переработчики янтаря создавали то, что энтузиазма у покупателей не вызывало, а по большей части продавали в Польшу и Литву янтарь-сырец, а потом покупали у них готовые изделия и выдавали за якобы сделанные в Калининградской области. Мы посмотрели те компании, которые работают с янтарем, выделили среди них перспективные и приоритетные и с ними весьма продуктивно работаем, ставя жесткое условие, чтобы янтарь шел только на производство конечного продукта, а не перепродавался за рубеж.
          — Как вы можете это контролировать?
          — Контролируем не мы, а правоохранительные органы. А к нам поступает информация, и мы делаем выводы. На вашем месте однажды сидел человек, который рассказывал мне, какое у него суперсовременное производство «с инновациями и нанотехнологиями». Мы пошли ему навстречу, продали ему достаточно крупную партию янтаря в 2 т. Через три дня эта партия оказалась в Москве и была готова к отправке в Казахстан — с целью дальнейшей перепродажи в Китай.
          Так что получается такой парадокс: снижение продаж янтаря-сырца подталкивает производителей делать уникальные, красивые вещи. Тоннами в месяц перерабатывать янтарь никто не сможет: надо же не просто сделать изделия из янтаря — надо их еще и продать.
          Помимо изменения политики продаж, мы создаем из янтаря модный бренд. Известно, что лучшие друзья девушек — это бриллианты, а мы бы хотели, чтобы этим лучшим другом стал янтарь. Мы хотим позиционировать янтарь как модный, современный камень, который могут носить все поколения.
          Поэтому мы обратились с предложением о сотрудничестве к известному модельеру Валентину Юдашкину. И первый опыт — коллекция украшений с янтарем, которую Юдашкин представил в рамках осенней недели моды в Париже и в Москве, — оказался очень позитивным. Думаю, что это сотрудничество мы будем продолжать и оно принесет свои плоды — первые сдвиги, и весьма существенные, уже есть.
          В результате тех изменений, которые мы начали, сегодня мы уже видим позитивную динамику. Например, несмотря на то что объем добычи янтаря по сравнению с 2013 г. пока практически не изменился, выручка предприятия за девять месяцев 2014 г. составила 721,8 млн руб., что почти на 25% больше, чем в прошлом году. Соответственно выросли и налоговые отчисления: по сравнению с 2013 г. почти на 45%.
          Прибыль нашей дочерней перерабатывающей компании АО «Янтарный ювелирпром» за девять месяцев 2014 г. составила 82 млн руб., тогда как в прошлом году она была всего лишь 63 000 руб. Вы только вдумайтесь в эти цифры! А ведь мы сейчас в начале большого пути, можно сказать, всего лишь навели порядок и сделали только первые шаги на пути масштабной модернизации.
          Можно много рассказывать о нашей социальной ответственности, приведу один пример: недавно комбинат оборудовал янтарную комнату в детском санатории «Теремок» — для детей с психоневрологическими расстройствами и ДЦП. Янтарь — камень теплый и положительный эффект от общения детей с янтарем уже налицо, рассказал нам главврач. Более того, информация об этой комнате прошла по всей системе Минздрава и сейчас к нам обращаются и другие учреждения соответствующего профиля.
          — Почему акционирование комбината затянулось уже на год дольше первоначально запланированного срока?
          — Причины чисто административные: это огромное имущество, которое нужно кадастрировать, регистрировать, — поэтому все так затянулось. Никаких препон и противодействия нет.
          — «Ростех» уже начал инвестировать в комбинат или юридически пока не может?
          — Юридически пока не может. Мы сейчас совместно с «Ростехом» начинаем подготовку программы развития комбината до 2020 г. — в ней будет осуществлен расчет необходимых инвестиций, которые требуются комбинату для развития. Конечную сумму мы пока не вывели, думаю, речь будет идти о нескольких десятках миллионов долларов. Сейчас инвестиции осуществляются за счет текущей деятельности предприятия.
          — Комбинат также имеет лицензию на разработку Малышевского месторождения изумрудов. Что происходит там?
          — Мы поддерживаем это предприятие в рабочем состоянии, но для его развития требуются огромные инвестиции — строительство обогатительной фабрики (которая в советское время была сооружена на территории Казахстана). Изумруды — это не основное, что добывается на месторождении: главное — это бериллиевая руда, а изумруды, если можно так выразиться, — это побочный продукт. То, что удается выручить от продажи изумрудов, немного облегчает нашу финансовую ношу, но в целом, повторюсь, наша сегодняшняя задача — просто поддерживать предприятие в рабочем состоянии, учитывая, что оно градообразующее. Руда добывается и складируется в отвалах — ждет своего часа, когда будет переработана.
         
           Молодежь пошла на предприятие


          — В советское время на янтарном комбинате работало 2500 человек. Сколько работает сейчас, какова динамика: набираете ли вы новых людей, сокращаете ли кого-то?
          — За последний год общее число сотрудников КЯК увеличилось на 6%, число сотрудников «Янтарного ювелирпрома» выросло на 60% до 200 человек. Комбинату, который занимается добычей, вряд ли требуется намного больше сотрудников: если есть пять шагающих экскаваторов и у них пять экипажей, то десять там не сделаешь. А вот объемы переработки «Янтарным ювелирпромом» будут продолжать расти: думаю, процентов на 50 число его сотрудников еще может увеличиться. Сейчас общее число сотрудников предприятия более 500 человек, еще около 200 человек мы в состоянии будем трудоустроить.
          — Каков средний возраст сотрудника предприятия?
          — Молодежь пошла на предприятие, и за полтора года средний возраст у нас снизился с 49 до 46 лет. Ведь у нас одни из самых высоких зарплат в регионе: на комбинате средняя зарплата — 41 800 руб., в «Ювелирпроме» — 46 800 руб. К тому же у нас один из лучших трудовых договоров по российским профсоюзам. В ноябре даже я вступил в наш профсоюз работников горной промышленности и теперь агитирую это сделать своих заместителей — потому что считаю, что нужно жить жизнью трудового коллектива, а не отдаляться от него.

           Повысить качество камня

           — Максимальная добыча комбинатом янтаря в СССР достигала 900 т в год. Сколько добываете сейчас?
           — На сегодняшний день главная задача — повысить качество камня, который извлекается из земли. Сейчас комбинат добывает около 300 т в год. Среди прочего, есть и геологическая проблема: мы попали в зону ледникового размыва и это сказывается на объемах добычи — янтаря в такой зоне меньше и его сложнее добывать. Ледниковый размыв пересекает весь карьер, и время от времени добыча происходит на таком участке. Уже 1,5 года мы как раз находимся на такой зоне, к весне планируем выйти с этого участка. По существующей технологии добытый из земли янтарь идет на протяжении 1,5 км по трубе — за это время он крошится. Мобильная промышленная установка, про которую я уже говорил, позволяет сохранить янтарь при его добыче и очистке.
          — Какова сейчас доля янтаря, добытого комбинатом, который продается российским переработчикам и который в виде сырца отправляется на экспорт?
          — Около 70% добытого янтаря мы продаем российским переработчикам на территории Калининградской области и 30% — в других регионах Российской Федерации. С 1 августа 2013 г. за пределы Российской Федерации комбинат янтарь не поставляет. Точнее, был еще один контракт, который был подписан и оплачен до моего прихода, отгрузка по нему была в сентябре 2013 г.; с тех пор ни одного килограмма янтаря за пределы Российской Федерации продано не было.
          — И как живут польские и литовские переработчики без вашего янтаря? Была идея создавать с ними СП на территории Калининградской области. Какие-то появились?
          — Да, мы сами предложили им создавать СП. Пока они думают, но первый трехсторонний меморандум о создании совместного предприятия с польской стороной недавно был подписан.
          — А на каком сырье они живут сейчас?
          — Были сделаны запасы. Ведь для создания высококачественных изделий огромного количества янтаря не надо. В прошлом году ко мне обратился Союз художников Калининградской области: «Комбинат 15 лет не продавал нам янтарь [только посредники]». В союзе 25 художников, их годовая заявка на янтарь составила… 200 кг на всех. Я спросил: «Вы не ошиблись, не забыли еще один ноль написать?» Они ответили: «Нам хватит».
          — Комбинат запасы янтаря создает?
          — Нет, фактически мы торгуем «с колес» — на складах у нас минимальное количество. Надо учитывать, что производство у нас циклическое: в добыче используется вода, которая при отрицательных температурах замерзает, поэтому мы останавливаем добычу в конце декабря и возобновляем в конце марта. В январе — марте осуществляем ремонт техники и подготовку к новому сезону.
          — Губернатор Калининградской области Николай Цуканов в октябре заявил: «Если три-четыре года назад переработкой янтаря занималось 50 компаний, то в 2014 г. — уже 170. Они могут переработать внутри области около 200 т сырья в год — почти 70% добычи». Как вы отбираете покупателей янтаря?
          — Основные критерии, по которым мы принимаем решение о продаже янтаря, абсолютно простые: у компании-покупателя должно быть производство — оборудование, люди — и компания должна платить налоги. Мы стараемся не допустить ситуаций, когда по одному адресу регистрируется пять-шесть ИП, с тем чтобы закупать больше камня. Напротив, мы хотим, чтобы янтарь получали те, кто с ним работает.
          — Как формируется цена на янтарь-сырец? В зависимости от цвета и размера?
          — Мы продаем янтарь в упаковках по 25 кг, цена для всех покупателей одна. Она зависит от размера янтаря: самая дешевая фракция — 4 мм стоит около 30 руб. за 1 кг. Чем больше вес, тем ценнее и дороже сырье — к примеру, поделочный янтарь весом 300-500 г будет стоить уже более 36 000 руб. за 1 кг. На уникальный янтарь весом от 1 кг цена комиссионная. По цвету сырец мы не сортируем.
          — Почему вы не продаете сырец за границу? Можно понять, почему не продаете в Польшу и Литву — они ваши прямые конкуренты. Но почему не продавать в Китай?
          — Наша политика — в первую очередь поддерживать внутренний рынок. За последний год цены на янтарь выросли почти в пять раз, и это вызывает ажиотаж. Сейчас все хотят заработать на янтаре — это и привело к такому увеличению числа компаний, о котором сказал губернатор. За последний год количество занятых в янтарной отрасли увеличилось с 2000 до 3000 человек. Это хороший показатель.

          Сделать то, что будет продаваться
 
          — Как развивается ваша производственная «дочка», АО «Янтарный ювелирпром»?
          — Когда я пришел знакомиться с коллективом — а это было 120 женщин, — все в один голос кричали:«Уберите директора, мы больше так работать не можем!» Когда поменялась управленческая команда и работники увидели, что новые люди нацелены на созидание, — сразу же изменилась атмосфера: теперь, когда ты заходишь в цех, ты видишь не грустные глаза, а искрящиеся и понимаешь, что с этим коллективом можно многого добиться. За год мы открыли два магазина «Янтарный ювелирпром»: в аэропорту Калининграда — на мой взгляд, это абсолютно лучший магазин в аэропорту, — и еще более респектабельный магазин мы сделали в Светлогорске. Начинаем работу по открытию магазина в центре Калининграда.
           — Планов по созданию широкой сети собственной дистрибуции пока нет?
           — Мы над этим думаем. Развитие собственной розничной сети предусмотрено у нас в среднесрочной перспективе. Также ведем переговоры с корпорацией «Народные промыслы» — у них большая сеть по России, около 2000 точек продаж. Но не это главное. Было бы что продавать — задача сначала сделать то, что будет востребовано и будет продаваться. Основные усилия пока направлены на это.
           — В какой ценовой категории вы видите себе калининградский янтарь?
           — Во всех — и в топовой, и в более доступных.

           Четырнадцать уголовных дел

           — Незаконная добыча янтаря в Калининградской области снизилась на треть, сообщил в октябре в интервью «РГ» Цуканов. Какую угрозу представляли для комбината и рынка янтаря черные копатели раньше и представляют ли сейчас?
          — Основная угроза — нанесение экологического ущерба территории Российской Федерации: уродуются пляжи, прибрежная зона… Правоохранительные органы работают весьма активно, и та динамика, которую мы имеем, — это полностью их заслуга. Серьезно снизилось число проникновений на карьеры Янтарного комбината; мы впервые за многие годы смогли возбудить уголовные дела по факту проникновений — 14 дел, по некоторым из них уже вынесены судебные решения. Эту работу мы будем продолжать, поскольку национальное достояние должно быть в одних руках.
          — Насколько сложна была криминогенная ситуация вокруг комбината и на самом комбинате до вашего прихода и какова она сейчас?
          — У нас с первого дня сложились конструктивные отношения с МВД и ФСБ. Естественно, ситуация была и остается непростой, но мы ведем соответствующую работу. Случаи, когда сотрудники предприятия пытаются вынести, к счастью, становятся реже — сказывается работа службы безопасности и технические средства охраны, которые мы внедрили за последний год: шансов вынести янтарь из карьера практически нет.
          — Вы следите за делом Виктора Богдана, основателя ООО «Амбер плюс», которое многие годы было официальным дилером продукции Янтарного комбината?
          — Я с ним не знаком и думаю, что это задача правоохранительных органов. Моя ответственность — производство и трудовой коллектив.
          — В 2013-2014 гг. правоохранительные органы информировали о массовом изъятии янтаря на производственных площадках компании «Амбер плюс» — речь шла о десятках тонн на миллиарды рублей. У вас есть информация, какова судьба этого янтаря?
          — Часть находится на складах Министерства внутренних дел, часть арестованного находится у нас на ответственном хранении.
          — Пока судебные процедуры не закончены, вы претендовать на этот янтарь не можете?
          — Нет.

© 2021 АО «Калининградский янтарный комбинат». Все права защищены.

Нажмите Enter, чтобы найти
Нажмите Enter, чтобы найти

Buckle

АО «Калининградский янтарный комбинат»

Единственное в России предприятие, где ведется промышленная добыча янтаря, вблизи поселка Янтарный.

Тел: +7 (4012) 31 08 55
mail@ambercombine.ru
Адрес: 238580, Калининградская обл., п.Янтарный, ул.Балебина, д.1

Сотрудничество с нами

Калининградский янтарный комбинат

Мы намерены развивать отношения с организациями, которые занимаются переработкой янтаря и реализацией готовой продукции

Социальные Сети